Перспективы танцевальной музыки в издательской индустрии

Клубная музыка в России занимает значительное место во вкусах массовой аудитории, при этом является незначительным сегментом в репертуарной политике крупных рекорд-компаний, а издатели, специализирующиеся исключительно в этом направлении, являются мелкими игроками на рынке.

На появление на лицензионном рынке аудиопродукции танцевальной музыки в России повлияли новые возможности, открывшиеся после распада СССР. Люди начали ближе знакомиться с клубной музыкой, посещая ночные клубы, где всю ночь напролет танцпол разрывали новые ранее неизвестные звуки под ярко выраженные ритмы. В 90-е годы основной рынок клубной музыки состоял из пиратских копий западных релизов, так как российские музыканты, чью музыку можно было легально выпускать, только осваивали танцевальные направления, а схемы лицензирования западных релизов еще были неизвестны большинству игроков рынка. С появлением танцевальных радиостанций в FM-диапазоне, таких как «Субстанция», «Станция 106.8» в Москве, «Порт FM», «Рекорд» в Питере, аудитория клубной музыки стала разростаться, ввиду чего появился большой спрос на клубную музыку на легальном рынке носителей, что стало следствием появления рекорд-компаний, специализирующихся на издании танцевальных направлений музыки. При этом ведущие игроки рекорд-индустрии по-прежднему считали танцевальный сегмент рынка нерентабельным, по сравнению с традиционной поп и рок-музыкой. По воспоминаниям Николая Абрамова, генерального директора рекорд-компании «Правительство звука», его лейбл появился на рынке по причине наличия свободной ниши: «В тех нишах, которые занимала наша компания, мы были достаточно успешны, и было интересно развиваться дальше, в том числе развивая легальный рынок клубной музыки».

Алексей Кошелев, генеральный директор рекорд-компании «AVK Продакшн»: «Не только танцевальная музыка долгое время считалась нерентабельной на российском рынке, ведь рентабельность определяется потребностями рынка — а потребность очень долгое время определялась даже не стилями, а отдельными именами — Алла Пугачева, София Ротару, Руки вверх, Михаил Круг, Земфира. Их знали от Москвы до самой дальней деревни, и в общей массе даже не подозревали о существовании чего-то или кого-то еще. Но общество не может долгое время оставаться на одной ступени развития в условиях свободного обмена информацией, и утверждение, что „то, что популярно в Европе, становится популярно в России“, в очередной раз сработало — на танцевальную музыку в какой-то момент также появился спрос и у нас. Потребитель захотел изменений, и рекорд-компании ему эти изменения предоставили».

Виталий Назьмов, генеральный директор «Музыкального издательства Питч», считает, что фактором признания танцевальной музыки в России стало внедрение основы клубной музыки в поп-музыку: «С помощью поп-индустрии, активно пользующейся ремиксами на оригинальные хиты, танцевальная музыка стала набирать популярность у масс, и на фоне этой популярности стали появляться артисты, работающие в танцевальном жанре, но по схеме стандартной поп-индустрии, включая легальную аудио-видео продукцию. Само собой, это касается не всех стилей танцевальной музыки, но наиболее приближенные к поп-музыке доказали продажами, что они не менее востребованы, чем поп-музыка».

Его мнение поддерживает Тим Кустов, менеджер по компиляциям и специальным проектам Universal Music Russia: «Основной причиной увеличения доли танцевальных релизов в легальном сегменте российского рынка стало проникновение танцевальной музыки в область поп-мейнстрима и массированное вторжение поп-дэнса в ротации российских музыкальных телеканалов и радиостанций. Это касается как двух национальных музыкальных каналов, так и самых рейтинговых FM-станций: Европа Плюс, Love Radio, NRJ, DFM, Радио Монте-Карло, — не говоря о сугубо танцевальных станциях — Megapolis FM, Радио Рекорд и ЮФМ. Как известно, музыку в нашей стране „продают“ радиостанции, и, в меньшей степени, телеканалы. Появление в ротациях Европы Плюс и остальных станций таких танцевальных артистов, как Sharam, Paul Van Dyk, Antoine Clamaran, Serge Devant и других, танцевальных ремиксов на поп-хиты, треков отечественных диджеев и музыкантов, говорит о том, что вектор предпочтения программных директоров (а за ним и, соответственно, аудитории) качнулся в сторону танцевального мейнстрима. Еще одним фактором является то, что все большая часть западной поп-музыки движется в сторону электронного и клубного звучания, а новые поп-артисты и их продюсеры записывают песни в откровенно танцевальных аранжировках, которые становятся бестселлерами — Morandi, Lady Gaga, Rihanna и даже Britney Spears. По сути, в каждой второй поп-песне сейчас можно услышать и хаус, и электро. При этом клубная и андеграундная электроника по-прежнему не является приоритетом мейджоров, ее сложно назвать рентабельной в плане продаж на CD, поэтому эту нишу занимают независимые лейблы».

Активному развитию танцевального рынка рекорд-индустрии способствует не только интерес со стороны аудитории, развитие клубного бизнеса, танцевальных заведений и активного использования клубных тенденций в поп-индустрии, но и появление целой армии музыкантов и продюсеров в России, которые отличаются плодотворностью и качеством музыкального материала, порой не уступающего западным аналогам. Рекорд-компании получают все больше возможностей издавать российскую клубную музыку, тем самым развивая отечественный рынок танцевальных релизов, который по объемам пока несколько уступает западным брендам, но уверенно набирает обороты, ввиду наличия в России уже не первого поколения поклонников клубной музыки, из среды которых и появляются диджеи и музыканты, пишущие танцевальную музыку.

Танцевальный сегмент музыкального рынка имеет определенную специфичность, в отличии от традиционных сегментов поп и рок-музыки, так как включает в себя не только авторские альбомы и сборники клубных хитов, но и миксы диджеев, носящие более концептуальный характер, ввиду представления определенных трендов в клубной сфере. Много лет на российском рынке наиболее востребованными были именно миксы, нежели авторские альбомы, и, по мнению представителей рекорд-индустрии, ситуация в приоритетах спроса аудитории пока не собирается меняться.

Николай Абрамов: «В России, в отличии от Европы, миксы наиболее востребованы. Более популярны брендовые миксы — АSOT, Trance Energy, Cream и так далее».

Алексей Кошелев: «Миксы наиболее популярны, за ними идут компиляции и, в последнюю очередь, альбомы. И это особенность не только российского рынка, а мировая тенденция. Причины здесь могут быть разные, но если судить об этом с точки зрения дистрибьютора, то к этому лучше относиться как к правилу. При этом стоит отметить, что именно альбом является для артиста наиболее трудозатратным».

По мнению Виталия Назьмова, в России большой спрос на компиляции из клубных хитов, которые известны по радио и телеэфирам: «Успех альбомов зависит от известности артиста. В первую очередь это транс-музыка, так как она имеет наиболее близкую для российского слушателя особенность — мелодичность. Форма релиза не имеет такое значение, как известность имени артиста — это ментальная особенность нашего слушателя».

Тим Кустов считает, что миксы стали менее востребованы за последние несколько лет, исключая коммерчески успешные от суперзвезд — таких, как Tiesto или Armin Van Buuren: «С общим падением рынка физических носителей, падает и рынок компиляций — если сборник удастся продать тиражом в пять тысяч CD, это уже успешный сборник. К тому же, с появлением огромного количество онлайн-магазинов, таких как iTunes, Beatport и других, каждый пользователь может составить собственную компиляцию, что куда удобнее, чем покупать целый диск ради 4-5 любимых треков. Альбомы, пожалуй, востребованы более всего, другой вопрос, что не у всех танцевальных артистов наберется достаточно материала для полноценного альбома. Поэтому, как мне кажется, наиболее востребованными являются отдельные треки или синглы, которые покупаются в цифровом виде и особенно в виде реалтонов и RBT».

Мировой экономический кризис, безусловно, сыграл свою негативную роль на музыкальном рынке, как носителей, так и цифровых продаж — потребители, которые до прошлого года постоянно покупали релизы любимых диджеев и музыкантов, стали более сдержаны в своих приобретениях. Все без исключения рекорд-компании почувствовали спад продаж и физических носителей, и цифровых релизов, в связи с чем компании стараются адаптироваться к новым, непростым условиям существования на рынке.

Основная масса потребителей танцевальной и клубной музыки — это, в первую очередь, молодые люди, активно посещающие ночные клубы и интересующиеся клубной культурой. Даже несмотря на достаточно объемный размер клубной индустрии, которая включает в себя и ночные клубы, и профильные танцевальные радиостанции, и СМИ разных форматов, освещающие клубные и музыкальные события, а также достаточно внушительное количество независимых рекорд-компаний, аудитория у танцевального сегмента, по сравнению с традиционными популярными музыкальными направлениями, не так велика. Такие выводы в частности позволяют делать объемы продаж физических носителей и цифровых релизов с клубной музыкой — на сегодняшний день это всего несколько тысяч экземпляров CD и несколько сот скачиваний цифрового контента. В связи с этим давно обосновавшиеся в этой нише рекорд-компании чувствуют себя достаточно уверенно, так как многолетняя практика и известность брендов автоматически выводят их в позиции лидеров в этом сегменте, но в то же время постоянный приток новых рекорд-компаний, создаваемых, как правило, самими диджеями и музыкантами, не позволяют крупным игрокам чувствовать себя монополистами и создают поле для конкуренции.

Николай Абрамов считает, что в нынешних условиях рынок танцевальной музыки находится в плачевном состоянии: «Рынок устаканился — то есть умер. И все, кто слушает музыку, кроме нас, пытающихся что-то сделать, содействуют этому — покупая пиратские диски, качая пиратские MP3, — неосознанно обкрадывают себя и закапывают музыкальный рынок. Компании, которые остались, за исключением „Правительства Звука“, пытаются заработать, не вкладывая в производство, и дерутся за деньги, которые приносят рингбэктоны».

Алексей Кошелев: «Конкуренция, безусловно, присутствует как аспект развития рынка, но перефразируя одного из моих коллег скажу, что музыки много, и ее на всех хватит. Если судить с коммерческой точки зрения, не думаю, что идея развития только одного направления является успешной для лейбла, ведь один потребитель любит транс, другой — хаус, третий — лаундж. И чем больше разного продукта выпускающая компания сможет предложить рынку, тем лучше и для нее, и для рынка».

Виталий Назьмов считает, что объем музыки сейчас позволяет выпускать релизы лейблам, не конкурируя друг с другом в принципе: «Конкуренция ощущается скорее в концептуальной линии, которую каждый лейбл пытается выстроить».

Тим Кустов: «Танцевальный сегмент для мейджоров по-прежнему остается нишевым, и вряд ли они в ближайшем будущем смогут конкурировать с крупными и независимыми лейблами на рынке танцевальной музыки. Другое дело, если речь идет о локальных российских танцевальных артистах и продюсерах, в которых лейбл видит определенный коммерческий потенциал. У крупной рекорд-компании больше возможностей в продвижении нового артиста на радио, в прессе и на ТВ, есть огромный западный опыт создания звезд и всего того, что называется „breaking the artist“».

Дистрибьюция танцевальных релизов на носителях происходит наравне с релизами традиционной популярной музыки, что позволяет оценить объемы продаж в сравнении. Розничные магазины уделяют внимание релизам из категории танцевальной музыки несколько слабее, так как покупательная способность потребителей этого сегмента больше ориентирована на цифровой рынок продаж, ввиду большей продвинутости целевой аудитории клубной музыки. Осноной объем продаж происходит через интернет-магазины, причем в большинстве базирующиеся за границей — это Beatport, Junodownload, iTunes, — в рунете интернет-магазины, ориентированные на клубную музыку, пока не так распространены, ввиду чего основная часть покупателей пользуется хорошо известными цифровыми дистрибьютерами — это бывший Recordings. ru, Vsevam. ru, Muz. ru.

Большую роль в дистрибьюции танцевальной музыки играют стили и направления, которые предлагают потребителям рекорд-компании. Тут ситуация мало чем отличается от традиционных массовых направлений музыки, так как львиная часть потребителей ориентируется на известность брендов и имен артистов.

Николай Абрамов: «Если абстрагироваться от того, то что ведущие диджеи планеты — это приверженцы транс-музыки, то это направление можно назвать самым популярным в танцевальной музыке. Хотя в России распространенную транс-музыку я бы назвал евротрансом, который только набирает обороты. В целом же вкусы аудитории клубной музыки больше распространяются на более жесткие стили — транс, минимал, техно, драм‘н‘бейс и так далее».

Алексей Кошелев считает, что спросом пользуются известные имена и известные серии сборников или миксов, которые давно уже завоевали себе популярность: «Если говорить о мире, то спросом также пользуются отдельные музыкальные лейблы, такие как Global Underground, любой продукт которых принимается рыноком на ура».

Виталий Назьмов: «Наибольшим спросом пользуется транс-музыка, из-за своей мелодичности, близости к поп-музыке, вокальным композициям. Вообще можно считать любое направление, имеющее мелодию и вокал — будь это вокальный хаус или прогрессив транс — востребованным в нашей стране. У каждого направления есть своя аудитория, потребности которой вполне удовлетворяются рынком».

Тим Кустов поддерживает его мнение: «Разумеется, наиболее востребована коммерческая музыка, pop-dance, клубные ремиксы на радио-хиты, коммерческий хаус и транс. Все это в достаточном количестве представлено различными сборниками и миксами, созданными по образу и подобию Ministry Of Sound Annual или Clubland. К сожалению, в основной массе — это коммерческая bubble gum music, которая устаревает через несколько месяцев после выпуска».

При достаточной приближенности клубного сегмента к коммерческим популярным направлениям поп-музыки, проблемы, с которыми сталкиваются рекорд-компании, существуют, и решить их в большей степени очень сложно — Россия, по-прежнему, является в клубном сегменте некой копией западных оригиналов, где эта музыка зародилась и имеет многолетнюю историю. Диджеи и музыканты, работающие в танцевальных направлениях, больше ориентированы на западный рынок, отдавая предпочтение иностранным рекорд-компаниям для издания своей музыки, нежели склонны поддерживать развитие отечественного рынка. Основной причиной этому является локальная направленность российского рынка, в то время как иностранные рекорд-компании давно работают по международной схеме дистрибьюции и продвижения релизов. Также большой проблемой остается слабая способность отечественных танцевальных лейблов в продвижении и раскрутке артистов, которые, в свою очередь, рассчитывают на большую востребованность своего творчества, чем могут дать им отечественные издатели. При этом и сама аудитория потребителей лучше реагирует на западную продукцию, с международным признанием, нежели на соотечественников, вне зависимости от их талантливости и известности в клубных кругах — по этой причине многие диджеи и музыканты стараются сначала утвердиться на международном рынке, а затем прийти с этими успехами на Родину, где их уже будут воспринимать как успешных во всех отношениях.

Николай Абрамов считает, что основные проблемы делятся на три части: «Если мы возьмем уже готовый релиз, то основные шаги-проблемы следующие. Во-первых, надо народу рассказать, что продукт есть, это не всегда легко, так как ситуация на радио и ТВ на лицо, и она ужасна тем, что доступна избранным. Из сотен треков попадают на радио единицы. У нас, в принципе, нет музыкального канала в полном понимании этого слова — я не беру во внимание кабельные каналы Music Box, A1. Хочется верить, что со временем ситуация изменится, будет больше каналов и больше людей сможет смотреть кабельное ТВ и слушать интернет-радио. Во-вторых, очень сложно убедить тех немногих дистрибьюторов, что остались на рынке, что продукт хороший. Зачастую на местах менеджеры по закупкам не знают материала, и хорошо, если они стараются нам доверять и берут, если мы говорим, что это надо взять. И в третьих, проблема — получить потом деньги, ведь в России „кинуть“ — это в норме вещей, к сожалению».

Виталий Назьмов считает, что наибольшая проблема в довольно узком круге потребителей танцевальной музыки, если сравнивать с той же поп-музыкой: «Молодежь ориентируется на пропаганду различных СМИ более простой музыки, не обремененной интеллектом. Танцевальной музыке во всем ее многообразии не хватает ресурсов для увеличения ее присутствия и какого-то влияния на рынке».

Тим Кустов: «Проблема номер один для всех рекорд-компаний в России — это пиратство, как нелегальное скачивание музыки, так и пиратство на носителях. Разумеется, это касается и танцевальной музыки, основная масса которой распространяется через интернет. К сожалению, антипиратские действия как правоохранительных органов, так и правообладателей носят точечный характер и не оказывают влияния на общую ситуацию».

Все без исключения игроки рынка отмечают существенную разницу между условиями издания клубной музыки на Западе и в России. В первую очередь это связано со сложившимся за годы развития иностранным рынком и достаточно молодым сегментом в рекорд-индустрии для России. Также большую роль играет слабая инфраструктура по продвижению продукции на рынке в клубном сегменте, так как донесение информации до целевой аудитории по-прежднему представляет собой сложность из-за отсутсвтия квалифицированных кадров и правильного применения механизмов в этом направлении.

Николай Абрамов считает, что западные рекорд-компании выигрывают по сравнению с российскими тем, что имеют больше возможностей по продаже релизов через онлайновые магазины, в то время как в российском сегменте цифровой торговли танцевальной музыкой пока доминируют пираты.

Алексей Кошелев поддерживает его мнение: «В самом издании разницы нет, а вот в распространении разница огромна. Дело в том, что российский продукт на физическом носителе в подавляющем большинстве распространяется только на территории России и, в лучшем случае, на территории стран СНГ. Электронная дистрибьюция на территории России пока работает неэффективно, учитывая колоссальный объем интернет-ресурсов, позволяющих получить искомый продукт совершенно бесплатно и безнаказанно. Проект же изданный за рубежом доступен потребителю как на физическом носителе, так и в электронном виде по всему миру».

Виталий Назьмов: «На Западе становление танцевального рынка имеет десятки лет истории, благодаря чему там отработана система производства, издания, дистрибьюции, маркетинга, и там эффективнее используются схемы по увеличению доли рынка, с последующим появлением всемирно известных брендов. У нас, к сожалению, ограничены ресурсы, из-за небольшого информационного пространства для танцевальной музыки, вследствии чего практически нет интереса для инвестиций в танцевальный рынок».

Тим Кустов также считает, что разница заключена в самом слове «опыт»: «Зарубежный опыт издания танцевальной музыки насчитывает десятилетия, многие независимые танцевальные лейблы стали мажоритарными супер-брендами, такие как Ministry Of Sound, PIAS, Defected и так далее. В отличии от отечественных танцевальных лейблов, западные активно заняты продвижением собственного бренда как на своей территории, так и по всему миру, организуя туры собственных артистов, фирменные вечеринки, фестивали, создают собственные ночные клубы в разных странах. Не секрет, что не только музыкальные креативные идеи идут к нам из-за рубежа, но и различные новые формы распространения и продвижения музыки. Пока, в нынешней ситуации, все основные методы построения музыкального рынка являются калькой западного опыта».

Вот уже на протяжении нескольких последних лет почти все участники рынка сходятся во мнении, что в связи с развитием рынка цифровых продаж, изданию музыки на носителях осталось не так долго существовать. С одной стороны, основная масса потребителей клубной музыки уже давно связана с интернет-продажами, так как это не только прогрессивный способ приобретения музыки, соответствующий ее мышлению, но и возможность быстрее получить новые релизы, издание которых на носителях в России часто сильно запаздывает, а иногда и не происходит вовсе. С другой стороны, многие регионы нашей страны до сих пор не обладают достаточным распространением интернет-связи, и многие поклонники танцевальной музыки вынуждены довольствоваться тем небольшим объемом физических носителей, которые доходят до магазинов их регионов. В связи с этой достаточно противоречивой ситуацией представители рекорд-компаний, издающих клубную музыку, склоняются к осторожным прогнозам, при этом отмечая безоговорочный рост цифрового рынка продаж танцевальной музыки.

Николай Абрамов: «Появляется больше сервисов, которые предлагают музыку цифровых форматов. Это положительная тенденция, отвечающая мировому развитию. При этом для нашей страны отрицательным фактором я считаю, что все меньше остается магазинов продающих компакт-диски, которые пока еще могут конкурировать с цифровыми релизами».

Алексей Кошелев: «Все объективно упирается в потребителя. Основным отрицательным фактором как в прошлом году, так и в 2011-м, является экономический кризис. Снижение покупательской способности потребителя отражается в снижении показателей реализуемой танцевальной продукции, которая, как и прочая развлекательная продукция, не является предметом первой необходимости, и, соответственно, в снижении прибылей торговых компаний, и гонораров артистов. И очень важно в подобной ситуации, не опускать руки и продолжать делать свое дело, как бы непросто это не было».

Виталий Назьмов: «Для основного потребителя танцевальной музыки сами по себе диджеи перестают быть интересными, из чего можно предположить, что возрастет количество авторских релизов с собственным творчеством, нежели использование чужого в миксах. Электронная музыка идет к тому, что становится необходимым быть не только посредником, но и производителем, при этом быть способным показать публике, которая слушает музыку, ее живое исполнение. Визуальный эффект становится все большим критерием для восприятия артиста и его музыки, соответственно, это может сыграть серьезную роль на рынке издаваемой музыки. Отрицательным фактором по-прежднему остается сложность конкуренции неизвестных музыкантов с более известными, так как пока нет предпосылок, чтобы аудитория изменила привычку потреблять то, что ей известно, на поиск чего-то нового».

Тим Кустов настроен более оптимистично: «Я не вижу отрицательных факторов для перспектив развития рынка dance-музыки, более того, этот сегмент будет все более расширяться, коммерциализироваться и отвоевывать эфиры мейнстримовых радио и телеканалов. Пожалуй, единственным отрицательным моментом для развития танцевальной музыки я считаю отсутствие новых стилей и нaправлений. Последние новые тренды в танцевальной электронике появились более пятнадцати лет назад. Другими словами, можно сказать, что после The Prodigy ни одного коллектива, которого можно назвать апологетом нового стиля и оказавшего глобальное влияние на танцевальную музыку, до сих пор не появилось. Основные тенденции развития этого сегмента будут такие же, как и для остальной музыки. Цифровые и мобильные продажи танцевальной музыки будут расти, продажи носителей падать. Количество он-лайн порталов, созданных совместно с крупными брендами в рамках промо-акций, и предлагающих танцевальные каталоги для скачивания и прослушивания, будет увеличиваться. Вероятно, более или менее стабильным останется рынок виниловых носителей, расчитанный на серьезных меломанов».

Добавить комментарий